Исполнительские права их соотношение с авторским правом

Личные неимущественные праваавторов.

Как уже отмечалось в § 4.1, с 1928 г. в Бернской конвенции установлено, что право авторства и право на защиту репутации принадлежат автору и «сохраняют силу после его смерти по крайней мере до прекращения исключительных прав».

Это означает, что личные неимущественные права не передаются иным лицам и имеют ограниченный срок действия после смерти автора.

В соответствии со ст. 9(1) Соглашения ТРИПС члены ВТО могут не признавать личные неимущественные права.

Тем не менее в большинстве стран личные неимущественные права авторов признаются бессрочными и неотчуждаемыми, т. е. они принадлежат вечно автору, который не может отказаться и передать их иным лицам, в том числе и родственникам.

Такая модель охраны личных неимущественных прав авторов использована как в ст. 27(1) раннего российского законодательства, так и в ст. 1267(1) Гражданского кодекса Российской Федерации.

Личные неимущественные права исполнителей.

Международное призвание личного неимущественного права исполнителей действует с 2002 г., после вступления в силу Договора ВОИС по исполнениям и фонограммам.

В соответствии со ст. 5(1) страны могут признавать личные неимущественные права исполнителей только в отношении незаписанных исполнений и исполнений, записанных на фонограммы.

Однако даже для таких исполнений личное неимущественное право может не предоставляться из-за характера использования исполнения.

Другими словами, Договор ВОИСпо исполнениям и фонограммам не признает бессрочным личное неимущественное право исполнителей даже для некоторых видов исполнений.

Исключительное авторское право.

Авторское право с самого начала предоставлялось издателям и авторам на ограниченный срок.

Статут Анны 1710г. предоставлял право на издание произведения сроком на 14 лет издателю, а затем на 14 лет — автору.

Во французском законе 1791 г. действие исключительного права расширено на всю жизнь автора и 10 лет после его смерти.

С тех пор срок действия исключительного права постоянно увеличивался.

Впервые в мире посмертный 50-летний срок охраны авторского права был установлен в Российской империи в 1837 г. в связи с трагической гибелью А.С. Пушкина.

В Бернской конвенции с 1948 г. установлен минимальный срок охраны исключительного права на время жизни автора и 50 лет после его смерти.

Одна из директив Европейского союза обязала страны расширить действие исключительных прав на 70 лет после смерти автора.

Дополнение (Sonny Bono Copyright Act) к закону об авторском праве США, принятое в 1998 г. в интересах прежде всего компании Диснея, увеличило срок действия корпоративного исключительного авторского права почти до 100лет.

При обосновании необходимости увеличения срока охраны исключительного права считают, что посмертный срок охраны должен соответствовать средней продолжительности жизни прямых наследников авторов, которая увеличивается.

Ложная забота об интересах наследников используется, чтобы скрыть основную причину увеличения срока охраны исключительного права.

Срок охраны увеличивается не столько в интересах наследников, сколько в интересах правообладателей, которым автор полностью передал исключительное право.

Другими словами, в большинстве случаев исключительные права принадлежат не автору или его наследникам, а совсем иным лицам, которые лоббируют увеличение срока охраны исключительного права.

Увеличение срока действия исключительного права не соответствует интересам общества, поскольку произведения литературы, науки и искусства становятся на больший срок малодоступными обществу, что отрицательным образом сказывается на развитии науки, образования и культуры.

В случае длительного срока охраны несколько поколений наследников могут получать нетрудовые доходы за счет творческого труда автора, которого они даже не знали, как и его произведений.

Об этом говорили российские специалисты еще при подготовке Закона Российской империи 1911 г. «Об авторском праве».

В соответствии со ст. 1281(1) Гражданского кодекса Российской Федерации исключительное право на произведение действует в течение всей жизни автора и 70лет после его смерти.

Срок действия исключительного права на совместное произведение, созданное авторами, распространяется на жизнь соавторов и на 70лет после смерти автора, пережившего других соавторов.

Эта формально простая норма сложна в применении к анонимным произведениям, произведениям под псевдонимом и совместным произведениям.

Нормы охраны анонимных произведений и произведений под псевдонимом установлены в ст. 7(3) Бернской конвенции и в ст. 12 Соглашения ТРИПС весьма запутанно и неточно.

Представляется, что соответствующая норма должна иметь следующее содержание.

Срок охраны анонимного произведения или произведения под псевдонимом составляет 70 лет с момента:

  • первого правомерного опубликования произведения;
  • первого правомерного обнародования произведения, если оно не было опубликовано;
  • создания произведения, если оно не было опубликовано или иным образом обнародовано.

Если автор раскроет свою личность, срок действия исключительного права продолжается всю его жизнь и установленный посмертный срок.

Таким образом, международные и национальные нормы авторского права предоставляют обнародованным анонимным произведениям и произведениям под псевдонимом меньший срок охраны, чем произведениям под подлинным именем автора.

Срок охраны исключительного права после смерти автора исчисляется с 1 января года, следующего за годом смерти автора.

Такое начало отсчета срока действия исключительного права не означает, что с момента осуществления юридического факта до 1 января следующего года авторское право не действует.

Срок действия авторского права продлевается на срок с момента осуществления вышеуказанных юридических фактов до 1 января следующего года.

Исключительное смежное право.

В международных договорах в области смежных прав установлены следующие сроки действия исключительных прав субъектов охраны, которые закреплены в законодательстве большинства стран, в том числе и в Российской Федерации:

  • исключительное право исполнителя действует в течение 50 лет с момента исполнения, первой записи исполнения или сообщения для всеобщего сведения;
  • исключительное право производителя фонограмм действует в течение 50лет после первого обнародования фонограммы или в течение 50 лет после первой записи фонограммы, если фонограмма не была обнародована в течение этого срока;
  • исключительное право организации вещания действует в течение 50лет с момента осуществления передачи;
  • исключительное право производителей инвестиционных баз данных действует в течение 15лет с момента создания базы данных с возможностью возобновления срока охраны при любых существенных изменениях содержания базы данных;
  • исключительное право публикатора действует в течение 25 лет с мо мента обнародования посмертного произведения.

В национальном законодательстве исчисление сроков действия личного неимущественного права исполнителя и исключительных прав субъектов смежных прав начинается с 1 января года, следующего за годом, в котором имел место соответствующий юридический факт, т. е. первая запись исполнения, первое опубликование фонограммы, первая запись фонограммы, осуществление передачи организацией вещания, обнародование инвестиционной базы данных и посмертного произведения.

Как и в случае авторского права, установленное начало отсчета срока исчисления смежного права продлевает его действие на срок с момента осуществления юридического факта до 1 января следующего года.

Ретроактивная охрана.

В ст. 18 Бернской конвенции установлен принцип охраны обратной силы или принцип ретроактивности: при присоединении страны к Бернскому союзу в ней должны охраняться все произведения, на которые не истек срок охраны в других странах Союза.

Ретроактивная охрана противоречит конституционным принципам многих стран.

Например, в соответствии со ст. 54( 1) Конституции Российской Федерации «закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет».

Следовательно, закон может иметь обратную силу, если он улучшает положение граждан.

Проблемы существуют в тех случаях, когда положение одних лиц улучшается, а других — ухудшается.

Долгие годы ВОИС считала, что присоединение к Бернской конвенции влечет финансовые последствия за предшествующее бездоговорное использование охраняемых произведений, что отражено в «Руководстве к Бернской конвенции», где прямо заявлено, что при присоединении к Бернской конвенции «следует подумать о тех, кто должным образом осуществлял использование этих произведений и кого затронет финансовая сторона дела».

Подтверждением несомненного существования финансовых последствий явилось присоединение в 1989 г. США к Бернской конвенции без обратной силы.

В противном случае США были бы обязаны произвести огромные выплаты иностранным правообладателям за прошлое бездоговорное использование произведений других стран.

После «предварительного» присоединения к Бернской конвенции США предпринимали меры по изменению действовавшего толкования ст. 18 Бернской конвенции для того, чтобы присоединение с обратной силой не повлекло для них финансовых последствий за прошлое бездоговорное использование охраняемых в других странах произведений.

В результате было признано, что ретроактивная охрана не влечет финансовых последствий.

С этого времени ВОИС стала направлять потенциальным членам Бернского союза принципы нового толкования ст. 18 Бернской конвенции, подготовленного Патентным ведомством США, впоследствии сокращенный вариант этих «разъяснений» стал направляться странам от имени ВОИС.

В отношении объектов смежных прав ретроактивная охрана признана в ст. 14(6) Соглашения ТРИПС, в соответствии с которой «положения статьи 18 Бернской конвенции, с учетом соответствующих изменений, также применяются к правам исполнителей и производителей фонограмм на фонограммы».

В Договоре ВОИС по исполнениям и фонограммам в ст. 22(1) повторена эта же норма.

Однако ст. 22(2) позволяет не применять ретроактивность в отношении личных неимущественных прав исполнителя как в отношении незаписанных устных исполнений, так и исполнений, записанных на фонограммы.

Таким образом, страны должны следовать принципу ретроактивной охраны и охранять исключительные права исполнителей, производителей фонограмм, организаций вещания, на которые не истек срок охраны в других странах, являющихся членами ВТО и Договора ВОИС по исполнениям и фонограммам.

В ранних международных договорах в области смежных прав принцип ретроактивности не признавался.

Общественное достояние — это материальные и нематериальные объекты и блага, которыми может свободно пользоваться любой член общества.

Общественное достояние существует во многих странах.

К нему относятся, например: заповедники, парки, леса, реки, озера, дороги, библиотеки, средства массовой информации и т. д.

К числу нематериальных объектов, являющихся общественным достоянием, относятся прежде всего результаты творческой и интеллектуальной деятельности.

В связи с существованием системы интеллектуальной собственности большинство результатов интеллектуальной деятельности являются охраняемыми и свободное использование охраняемых объектов запрещено.

Поэтому охраняемые объекты интеллектуальной собственности могут не относиться к общественному достоянию.

Вместе с тем исключительное право на результаты интеллектуальной деятельности не является бессрочным и по истечении срока действия исключительного права любой человек может свободно использовать соответствующий объект интеллектуальной собственности.

Следовательно, к общественному достоянию относятся все объекты интеллектуальной собственности, срок охраны которых истек.

В ст. 18(1) Бернской конвенции отмечено существование произведений, которые «перешли в общественное достояние в стране происхождения вследствие истечения срока охраны».

Национальное законодательство обычно признает существование общественного достояния.

Например, ст. 1282 Гражданского кодекса Российской Федерации устанавливает, что при истечении срока действия исключительного права любое произведение переходит в общественное достояние, т. е. может быть свободно использовано с соблюдением личных неимущественных прав авторов.

Аналогичные положения существуют и для объектов смежных прав (ст. 1318(5), 1327(3), 1331(3)).

Следует особо подчеркнуть, что в отношении некреативных баз данных таких положений нет, т. е. подтверждено, что такие базы данных не переходят в общественное достояние, их охрана признается бессрочной.

Право на доведение до всеобщего сведения

В последние десятилетия появились иные технические возможности распространять объекты авторского права и смежных прав с помощью глобальных компьютерных сетей, прежде всего Интернета.

Подобное распространение объектов стало называться доведением до всеобщего сведения, которое включает две стадии: 1) размещение объектов в цифровой форме в цифровой среде, т. е. на серверах, персональных компьютерах или иных электронных устройствах, являющихся элементами компьютерных сетей; 2) доступ к размещенным в компьютерной сети объектам любым пользователем компьютерной сети.

Первая фаза представляет собой воспроизведение объектов в электронном средстве, а вторая — индивидуальный доступ к размещенным в компьютерной сети объектам.

Право на доведение до общего сведения объектов авторского права и некоторых объектов смежных прав в компьютерных сетях введено в Договоре ВОИС по авторскому праву и в Договоре ВОИС по исполнениям и фонограммам.

Необходимость выработки новых норм права была вызвана тем, что Интернет стал представлять серьезную опасность для интересов правообладателей различных объектов авторского права и смежных прав.

Интернет как цифровая среда представляет собой идеальное средство воспроизведения и распространения почти любых объектов авторского права и смежных прав.

В результате в компьютерных сетях оказались размещенными огромные информационные ресурсы, в том числе охраняемые.

Доступ к информационным ресурсам представляет несомненное общественное благо, способствующее распространению знания и информации, однако многие ресурсы размещались в компьютерных сетях неправомерно.

Применимость действующего законодательства осложнялась отсутствием государственных границ в компьютерных сетях.

Вот почему в течение ряда лет эксперты пытались разработать нормы, которые могли стать действенными для охраны цифровых объектов, размещенных в цифровой среде.

В Договоре ВОИС по авторскому праву и Договоре ВОИС по исполнениям и фонограммам установлены далеко не совершенные правовые нормы.

Дело не только в неуклюжих формулировках, но и в противоречивости принятых мер.

Даже право доведения до всеобщего сведения было сформулировано в договорах по-разному: в Договоре ВОИС по авторскому праву оно оказалось частью права на сообщение до всеобщего сведения, а в Договоре ВОИС по исполнения и фонограммам — самостоятельным правом.

Расширяя эти формулировки, любым объектам авторского права и смежных прав, которые могут быть размещены в компьютерных сетях, можно дать такое определение.

Право на доведение объектов до всеобщего сведения — это исключительное право осуществлять или разрешать доступ к этим объектам по проводам или с помощью беспроводной связи таким образом, что представители публики могут его осуществлять из любого места и в любое время по их собственному выбору.

В данном праве главное заключается не в разрешении доступа к объектам в сети, а в их размещении в компьютерной сети.

Для доступа не нужны разрешения, а для размещения охраняемых объектов в сети такие разрешения необходимы.

Поэтому следует иметь в виду, что право на доведение до всеобщего сведения лишь подтверждает существование права на воспроизведение объектов в цифровой среде.

Следует подчеркнуть, что разрешение публике осуществлять доступ К объектам из любого места и в любое время по их собственному выбору является декларативным, поскольку для его реализации необходимо иметь технические и финансовые возможности доступа к компьютерной сети.

Между доведением до всеобщего сведения и сообщением для всеобщего сведения существует не только схожесть, но и принципиальные отличия.

Во-первых, право на сообщение для всеобщего сведения может иметь публичный характер, если прием передач организаций вещания или проигрывание фонограмм или иных объектов происходит публично, т. е. не в кругу семьи.

Право на доведение до всеобщего сведения не имеет публичного характера и реализуется индивидуально даже не всегда в Кругу семьи.

Во-вторых, в отличие от сообщения для всеобщего сведения доводить до всеобщего сведения можно любые объекты авторского права и смежных прав, даже трехмерные в голографической форме.

Понятно, что для произведений искусства и архитектуры могут быть доведены до всеобщего сведения только изображения этих объектов.

В-третьих, в случае доведения до всеобщего сведения любой пользователь сам выбирает интересующий его объект из их множества.

При сообщении до всеобщего сведения пользователь может выбирать только между передачами организаций вещания в выбранный момент времени.

Ситуация радикально не изменяется в случае «вещания по запросу», поскольку и здесь выбор ограничен.

Положение лучше при интернет-вещании, когда пользователь может выбирать из записей передач, размещенных в Интернете.

Но это уже не сообщение для всеобщего сведения, а доведение до всеобщего сведения! Доведение до всеобщего сведения является одной из форм распространения объектов авторского права и смежных прав не в форме вещественных товаров, а в виде цифровых объектов.

Принято считать, что если объекты распространяются не в виде вещественных товаров, то исчерпание права на распространение не происходит.

Например, считается, что право на сообщение для всеобщего сведения не подлежит исчерпанию.

Однако такой подход лишен смысла в компьютерных сетях.

Непризнание исчерпания права на распространение объектов в цифровой форме означало бы, что пользователь, правомерно сохранив (download) на своем компьютере те или иные объекты, не мог бы иметь право на их дальнейшее распространение в той же форме.

Однако именно такие действия часто разрешаются владельцами сайтов для распространения размещенных объектов.

Еще более абсурдная ситуация возникает, если охраняемый объект правомерно приобретен в компьютерной сети.

В этом случае нет никаких оснований считать, что покупатель не имеет права продать, подарить, обменять этот объект в цифровой форме, т. е. ввести его в гражданский оборот.

Таким образом, право на доведение до всеобщего сведения в компьютерных сетях подлежит исчерпанию, как и право на распространение объектов, воплощенных в вещественных товарах.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *